Т. Пастернак
 
15 июня на 86-м году ушёл из жизни легендарный коллекционер, краевед, создатель литературного музея в г. Вязьме, Павел Никифорович Пропалов.

Когда поэт Елена Круглова сообщила художнику Владимиру Чайке об уходе  Павла Никифоровича, то первая фраза, произнесенная художником, была такой: «Рухнул фундамент вяземской культуры…»

«Это был невероятно талантливый коллекционер – вспоминает краевед Наталья Гурская – у него было особое чутьё. Он собирал коллекции профессионально на музейном уровне, всё у него было научно систематизировано, классифицировано. Причём он постоянно занимался самообразованием, читал книги о музейном деле. За какую тему он бы не брался - сразу появлялась система, хронология, порядок хранения. Наравне с библиографическими редкостями, он порой собирал самые неожиданные коллекции. Однажды он мне показал коллекцию фантиков. (по научному - филолидия.) И это был не просто набор фантиков, а самая настоящая, продуманная и интересная коллекция. С книгами он соблюдал правило трёх экземпляров: одну в экспозицию, одну для работы, одну для хранения или возможного обмена..."
 « Я знал Павла Никифоровича, как хорошего друга. – рассказывает литератор Владимир Цуканихин,- Мы с ним вместе работали на Вяземском Машиностроительном заводе, где Пропалов был фрезеровщиком. Но какой это был фрезеровщик! Это был фрезеровщик-поэт! Выточенная им деталь, была настолько ровная, как лаком покрыта, её приятно было взять в руки. А когда у меня были серьёзные семейные трудности - он был первый, кто открыл свои двери и приютил меня».

После прощания, в вяземской библиотеке состоялся вечер памяти Павла Никифоровича, организованный клубом "Краевед". (Клуб был создан П.Н.Пропаловым ещё в 1991 году.) Художник Владимир Чайка попытался обобщить значение музея Пропалова для нашего города: "Что есть вяземская культура?, что главное видится в ней, глядя издалека? - это церковь Одигитрии, Спасская башня, и музей Есенина... Это такие наши фундаментальные, незыблемые вещи, которые, казалось, будут вечно. И то, что закрыт музей Есенина - это всё-равно что у нас церковь Одигитрии исчезла. У нынешних и грядущих поколений исчезло чудо из чудес, лучший частный литературный музей России! Бывают градообразующие предприятия, заводы..., а бывают - градообразующие личности!
Мы все внуки Пропалова. Мы росли и воспитывались на этом музее. Даже те, кто редко бывал там, и те, чья профессия далека от культуры, росли на этом музее, т.к. невольно удивлялись и учитывали этот музей в своей жизни. Один факт существования такого музея - чудотворно воздействовал на горожан. Музей показывал людям пример совершенно иной формы жизни - коллекционирования, расширял представление о необычных увлечениях и возможностях человека. Он изменил нас, сделал нас лучше."
 Елена Круглова лирически вспоминает атмосферу музея: "Павел Никифорович, а почему у Вас пол в музее цвета неба?" Молчит, улыбается. "А я знаю. Вы - небожитель. И созидатель, и хранитель." Он открывает дверь в музей и впускает меня на это своё небо... Как Вам теперь там, на другом? Пусть оно будет "несказанное, синее, нежное"...
Павел Пропалов  был великим общественником, просветителем, всегда в коллективе, в среде любителей искусств, организатор выставок, экскурсовод, транслятор знаний. Общество нуждалось в нём, и он нуждался в обществе, как лектор в аудитории.

В последний год жизни Павел Никифорович редко выходил из дома, но он принимал гостей и живо интересовался событиями, происходящими в городе.

Однажды перед краеведческой поездкой в Дорогобуж, мы рассказали ему, что собираемся посетить Дорогобужский музей. Он поддержал нашу идею и дал напутствие, на какие уникальные экспонаты в Дорогобуже обратить особое внимание. Советы Пропалова нам очень пригодились, и мы отправились в краеведческую поездку подготовленными. «А какой там Пришвин восхитительный» - сказал Павел Никифорович, когда мы вернулись из поездки. Фраза была сказана с таким огнём, как будто он видел скульптуру Пришвина совсем недавно, вместе с нами.
 В последний раз мы заходили в гости к Павлу Пропалову с краеведом Еленой Свирской 27 мая, поздравили его с праздником города. Павел Никифорович сидел в кресле, а мы ему рассказывали городские новости. За день до нашего посещения на территории библиотеки открыли странный памятный знак, о чём мы, среди других новостей, поведали опытному краеведу. Он немного задумался, а потом произнёс: «С памятниками мы очень торопимся. Памятник - это не только память, но и вид искусства. Хорошо бы посоветоваться с художниками - профессионалами, если уж очень нужен был этот "памятник". Мы ходим, поклоняемся искусству и ставим халтурные памятники. У нас столько дел, кроме этих фальшивых памятников. Вот музей, например, у нас где ютится? Это позор. Давно подмечено, что в городе культура на должном уровне, если в нём на высшем уровне обустроен историко-краеведческий музей, литературный музей и библиотека. Если эти три учреждения не будут на должном уровне, никакой культуры быть не может. Настоящий памятник ставится на века, организуется конкурс. У нас в городе два настоящих памятника - это памятник М.Г.Ефремову и Одигитрия (включённая в перечень ЮНЕСКО). Даже памятник с орлами (Доблестным предкам), около которого мы все ходим, на старинных открытках выглядит изящнее. После того, как вандалы спилили одну из голов, и была реставрация, головы стали грубыми и не гармоничными. Нужно прекратить эту гонку фальшивых памятничков. Прежде чем установить памятник, его необходимость нужно обсуждать, а потом доверить изготовить лучшему из профессионалов, ведь памятник - это искусство, он должен быть поражающе красивым!».
   Так уж исторически сложилось, что литературного музея, который, по справедливому замечанию Павла Пропалова является одним из важных столпов культуры, в нашем городе никогда не было. Он был создан силами и стараниями одного человека, и привлекал любителей литературы из разных городов и стран. О нём слагались легенды, и при этом каждый желающий мог в любое время запросто прийти в музей и подержать в руках прижизненные издания Пушкина, Есенина, Цветаевой, Булгакова. Полистать фронтовые газеты, в которых впервые публиковался «Василий Тёркин» А. Твардовского. Сейчас человек, на котором держался целый пласт культуры, ушёл из жизни. Судьба уникального музея находится под угрозой. На вопрос краеведов о том, будет  ли уникальная коллекция, дело жизни Павла Никифоровича, оставлена в Вязьме, последовал сдержанный ответ родственников: «На данный момент сказать ничего не можем. Обо всём все узнают в своё время».